«КАМЕННЫЙ ГОСТЬ» ИЛИ ДОН ЖУАН МЕРТВ

Categories: актер

АВТОР
Александр Пушкин
ГОД
2008
РЕЖИСЕР
Aнатолий Васильев
ТЕАТР
ШДИ
РОЛЬ
Дон Гуан

 

«…В третьей сцене, где Дон Гуана играет Игорь Яцко, мы можем увидеть, как свершается таинство приобщения к вечной смерти. Гуан у Яцко кажется существом, уже все потерявшим: перед нами не человек, а безоткатное, несложно устроенное орудие соблазна. Возможно, где-то у него внутри остатки души жмутся от ужаса, но орудие теперь живет по своей собственной логике. Пока рабочие сцены меняют обстановку, Гуан сидит в уголочке и балуется с любопытной игрушкой. Похожие у всех были в детстве: медведь и мужичок по очереди бьют молотками по деревяшке. У Гуана, однако, другое: два картонных дуэлянта пыряют друг друга шпажонками. Ему весело. Однако перемена закончилась — пора за дело.

Когда Дон Гуан победно назовет свое настоящее имя (перед этим только что не облизнувшись: идет, мол, к развязке дело!), Дона Анна на наших глазах сокрушительно постареет. Изменится лицо, все кости словно размякнут, она обвиснет на странного вида костылях (вот где отзовутся деревянные мечи из первой сцены!), но Гуан, кажется, этого даже не заметит: а теперь, согласно программе, мирный поцелуй — ну, давай. Игорь Яцко никогда не играл ничего страшнее. По-моему, и Анатолий Васильев ничего страшнее никогда не ставил…»

Из статьи Александра Соколянского «Горе, полное до дна»
«Планета Красота» 2006 номер 5-6

«…Игорь Яцко — артист, конечно, уникальный. Как только он появится в одном из эпизодов, пушкинский текст зазвучит совершенно по-особому, почти идеально. И столько в нем самом появилось нового и глубокого, следишь с чрезвычайным интересом за этой метаморфозой….»

Из статьи Светланы Хохряковой «Крепко пожатие его десницы»
газета «КУЛЬТУРА» 27 апреля -3 мая 2006 №16(7526)

«…В заключительной же третьей сцене в роли соблазнителя на сцену выходит Игорь Яцко, о котором стоит сказать чуть подробнее. Это единственный актер «Школы», который умеет улыбкой на губах скрыть от зрителей чисто физическое напряжение, сопровождающее произнесение текста. В пушкинских спектаклях театра эта улыбка стала как бы символом преодоления искусственности речи, сообщая строгим, математически выверенным постановкам легкость и праздничность. Моцарт в его исполнении с улыбкой стоял на пороге рая. В нынешнем «Каменном госте» она заменена на резкий и судорожный смех, да и тот звучит лишь однажды — когда в финале, после встречи с командором, Гуан покидает сцену…»

Из статьи Валерия Золотухина «Дон Гуана лишили дара речи»
«Полит.Ру» 12 апреля 2006

«…Артисты Васильева с блаженной улыбкой на устах почти всегда находятся в состоянии отрешенности. Их пребывание на сцене невозможно назвать игрой. Это скорее чистая эманация чувств, воздействующая напрямую — поверх внешности, движений, психологии. Потому Игорь Яцко, прекрасный артист с внешностью, которой позавидовал бы сам Фернандель, может произносить тут текст великого соблазнителя, и это не кажется ни странным, ни смешным. Душевное смятение, любовный порыв, даже поцелуй — все это претворяется у Васильева в безындивидуальный, но мощный и захватывающий зрителя без остатка поток энергий…»

Из статьи Марины Давыдовой «Он гибнет — кончено…»
«ИЗВЕСТИЯ» 6 апреля 2006